Ловля у поверхности и в толще воды

0 0
Read Time10 Minute, 23 Second

Ловля у поверхности и в толще воды

Если уж мы начали говорить о применении джиговых приманок не вблизи дна, а выше, то стоит рассказать и о других ситуациях, когда это оправдано и приносит успех. Сразу оговорюсь, что я уделял ловле на джиг вполводы и у поверхности не так много внимания, как оно того, наверное, заслуживает, и есть такое чувство, что в этой сфере нас может ожидать еще много приятных сюрпризов. В августе 1984 года я, студент-дипломник, провел пару недель на Черном море. Наше исследовательское судно курсировало и дрейфовало где-то между Крымом и Турцией. Я никогда не был фанатом морской рыбалки, но здесь все побуждало забросить в море какую-нибудь снасть. И в промежутках между сериями научных измерений я выходил на ют и предавался более приятному занятию, нежели настройка аппаратуры и нудное наблюдение за показаниями приборов.

Моя снасть ничего особенного собою не представляла — это был известный всем, кто имеет понятие о морской ловле, самодур. Груз на конце и до десятка коротких поводков с мушками или хотя бы кембриком на крючках — опускаешь все это метров на двадцать вниз, ритмично подергиваешь удилищем и ждешь, пока не прицепится ставрида или еще какая-то рыбеха… Если бы мне тогда сказали, что этот метод называется «вертикальный джиггинг», я бы удивился, как удивился бы один известный шахматист, узнай он, что против него в Васюках разыграли защиту Филидора. Все было настолько просто и естественно, что этому не нужно было учиться. Ставрида ловилась всегда — то лучше, то хуже, но через неделю судно было увешано гирляндами вялящейся рыбы, и как объект заготовок она уже перестала меня интересовать. К тому же рутина и однообразие быстро надоедают, поэтому я решил поэкспериментировать с оснасткой с техникой лова. Тем более что мой спиннинг допускал такие эксперименты.

Если у всех других рыболовов нашей экспедиции (а это были члены команды из Севастополя) снасти были примерно одинаковые — короткие «палки» и большие морские катушки, не очень удобные для заброса, то я привез с собой длинное удилище с «Невской» катушкой, то есть то, чем ловил у себя в Подмосковье. Я поступил следующим образом. Количество поводков с крючками уменьшил до четырех, а вес грузила — с пятидесяти до двадцати пяти граммов. В результате получилась конструкция, которую можно было с легкостью и далеко забрасывать. Уверен, что я был далеко не первым, кто стал ловить на самодур с дальним забросом, но я пришел к этому сам, и очень быстро понял, что был прав. Ставрида — стайная пелагическая рыба. Когда мы ловим в отвес, приходится ждать, пока косячок ставриды выйдет на нашу приманку. Гораздо добычливее активная ловля, при которой мы ищем рыбу дальними забросами. Выглядит это так. Мы забрасываем метров на семьдесят и какое-то время ждем, не вращая ручку катушки. В этот момент полезно бывает слегка подыгрывать кончиком спиннинга и считать секунды. Поклевка может состояться и на самом первом погружении. Отсчитав, положим, десять секунд, мы начинаем проводку — по типу нашей ступенчатой, только, естественно, без касания дна (до него порою два километра!), а шаги этой проводки должны быть более широкими.

Возможны варианты (выше или глубже, быстрее или медленнее), но таким образом вы скорее обнаружите в окрестностях судна рыбу, чем при банальной ловле в отвес, и, несмотря на меньшее число крючков, поймаете даже больше. Когда нащупаете стаю ставриды, остается только пошустрее снимать с крючков попавшуюся рыбу и забрасывать в нужном направлении… Вернувшись в Москву, я, изголодавшийся по нормальной пресноводной рыбалке, тут же предпринял вылазку на Купавинские карьеры, где непосредственно перед экспедицией неплохо ловил окуня. Лето в том году было довольно прохладное, однако на карьерах наблюдался отчетливый термоклин — по-видимому, на таких водоемах это гидрологическое явление очень слабо зависит от температуры воздуха и ветра. Окунь был столь же активен, как и прежде, и весело поклевывал на подгруженную «вертушку», которую я вел метрах в двух — трех от поверхности. Впечатления от недавней морской рыбалки еще не успели выветриться, и я подумал о том, почему бы не попробовать ловить здесь тем же способом — ведь ситуация очень схожая: стайная рыба, которая держится в толще воды?

Еще по теме:  Со спиннингом в межсезонье

На карьерах тьма-тьмущая чаек, и берега местами припорошены, как Снегом, их перьями и пухом. Я собрал нужное количество перьев, достал коробочку с крючками, и спустя минут пятнадцать мой «самодур» был готов к бою. Я решил ограничиться тремя крючками с перьевыми вабиками, а замыкал оснастку семнадцатиграммовый груз «фильда», на который я, зная о вкусах окуня, поставил небольшой двойничок. На том карьере, где я ловил (это был самый маленький из группы — его иногда называют «Аквариум»), окуня не надо было долго искать. Все лето он выходил на кормежку в двух местах — это были участки водоема, прилегающие к полоскам берега, протяженностью по полсотни метров каждая. Вы просто бросаете в этих местах в разных направлениях и целый день ловите «полосатых». Бывает, конечно, что основная окуневая стая чуть смещается или на какое-то время рассыпается, но, с учетом очень небольшой площади «игровой площадки», вы вскоре обнаруживаете ту же или другую стаю чуть в стороне.

На «вертушку» я ловил, стоя внизу у самой воды под обрывистым берегом, с «самодуром» решил поменять дислокацию, взобравшись на крутояр. Это было связано с тем, что рыба стояла неглубоко, и более крутой угол между леской и поверхностью воды заметно улучшал качество проводки: движение мушек получалось более замедленным, что, как мы знаем, почти всегда позитивно влияет на клев. Переход с «вертушки» на мушки-вабики тут же дал свой результат. Если прежде мой средний дневной улов составлял десять-пятнадцать «хвостиков», то теперь ловля превратилась в форменное избиение: когда я «надрал» десятка четыре окуней, в сознании включились тормоза, и я задал самому себе вопрос: а что же я с ними буду делать?

Окунь никогда не считался ценной рыбой — ловите его хоть мешками, никаких норм и правил вы тем самым не нарушите. Однако просто так губить одушевленных тварей — от этого становится как-то не по себе. И в тот день я впервые в своей рыболовной практике принял к исполнению правило «поймал — отпусти». Всего мне удалось тогда поймать штук шестьдесят окуней, и этот улов остается для меня лучшим на Купавинских карьерах. В том году я был на них еще раза два или три, но такого клева уже не было. Для нас важен не абсолютный, а относительный результат. Каждый раз я пробовал ловить и на «вертушку», и на «самодур». Сравнение всегда оказывалось в пользу «морской» оснастки — до тех пор, естественно, пока окунь ловился в толще воды.

Ловля в карьерах на «самодур» технически не сложна. Надо только иметь представление, в каком слое воды находится окунь, и насколько быстро погружается ваша оснастка при остановке и выходит наверх с началом подмотки. Чтобы не промахнуться, следует несколько увеличить размах «ступеньки»: если вы ловите с безынерционной катушкой, выбирающей сантиметров семьдесят за оборот, то при донной джиговой ловле вы обычно делаете на каждом шаге три оборота, здесь же их число надо увеличить до пяти-шести. Пауза также немного удлиняется, а кроме того, если в большинстве прочих случаев пауза должна быть «мертвой» (то есть в момент остановки подмотки ни удилищем, ни катушкой мы не работаем), то здесь полезно бывает «оживить» приманку легкими покачиваниями кончика спиннинга. Кроме чисто ступенчатой, в толще воды бывает эффективна и волновая проводка, и другие варианты джиговой анимации. Во всех случаях большая часть поклевок приходится на те стадии проводки, когда вабики идут вниз, хотя немало бывает и на горизонтальном движении.

Еще по теме:  Прикормка леща при ловле с берега

Единственное, от чего я испытываю чувство неудовлетворенности, так это от отсутствия разнообразия — ловится только окунь, другая рыба попадается эпизодически. В чем здесь причина, мне не известно. Но на тех же Купавинских карьерах я много раз ловил другими методами щуку и судака — особенно хорош был над термоклином ныряющий воблер, да и на простую колебалку было немало щучьих поклевок. В то время как на «самодур» не менее чем в 95 % случаев (в разных водоемах) мне попадался самый заурядный окунь, оставшиеся несколько процентов приходятся на жереха (там, где он есть) и на щуку — пару штук я поймал, плюс было несколько откусов. Судака этим способом (вполводы по термоклину), если я ничего не забыл, не удалось поймать на «самодур» ни разу. Тем не менее, я уверен, что всех возможностей ловли на «самодур» в толще воды мы пока не знаем. Поэтому я могу вам посоветовать поупражняться с этой оснасткой, если вы окажетесь на водоеме, где можно ожидать найти хищника, который держится не у дна и не у поверхности, а где-то между.

Не с «самодуром», а с более привычными джиговыми приманками, а также с блеснами типа «Кастмастер», мне случалось очень хорошо ловить жереха. И это фактически был тот же самый принцип ловли, то есть неравномерная проводка, только не в средних слоях воды, а ближе к поверхности. Теперь я готов говорить не о череде эпизодов, при которых жереха удалось соблазнить джиговым методом проводки, а о системе, позволяющей в ряде ситуаций ловить жереха успешнее, чем более традиционными способами. Начиналось все с моей убежденности в том, что жерех — это рыба, совершенно индифферентная к джиговой проводке, а исключения только лишь подтверждают общее правило. Более того, в книжке о жерехе я даже подвел под это теоретическую базу, основанную на наблюдениях за самим хищником и его жертвами.

Я внимательно проследил за несколькими десятками эпизодов, при которых жерех покушался на жизнь и здоровье уклейки — самой типичной его добычи. Получилось так, что не было ни единого случая, при котором уклейка вела себя наподобие джиговой приманки: она, спасаясь от хищника, чаще всего резко уходила с сторону, чуть реже — вверх и никогда — вниз. Моя ошибка состояла в том, что я полагал тогда, что приманка должна максимально точно копировать поведение жертвы. На самом деле все оказалось не так — и в том конкретном случае, и вообще. Весенний жерех очень охотно отзывается на приповерхностную неравномерную проводку. Это может быть и классическая «ступенька», и «волна». Что интересно, так это то, что классические джиги (твистер и др.) эффективнее работают не на классической проводке, а на волнообразной, тогда как на ступенчатой проводке лучшие результаты дает «Кастмастер».

Судя по всему, верховому жереху все же не шибко нравится близкое к вертикали падение приманки. Твистер на волновой проводке идет не строго вниз, а примерно под углом в сорок пять градусов. «Кастмастер» при ступенчатой анимации и вовсе ведет себя очень интересно — он сразу же за моментом остановки подмотки уходит вниз и в сторону, и не просто так, а с вращением вокруг продольной оси. Остановка подмотки в ряде случаев стимулирует к хватке идущего за блесной жереха. Если вы видите позади «Кастмастера» килевую волну или самого жереха, причем рыба идет на некоторой дистанции от приманки, то, стоит только прекратить подмотку, и жерех должен будет принять решение. Он или отвернется и уйдет в сторону, или тут же атакует приманку. Даже если атаки не последует, ваши действия будут правильными — было бы большей ошибкой продолжать равномерную подмотку в надежде на то, что жерех схватит-таки блесну. Если в такой ситуации он не сделал этого ранее, то едва ли уже решится.

Еще по теме:  Как добыть и сохранить личинок поденки

Была в моей практике одна рыбалка, когда точь-в-точь, как жерех, вела себя щука. И ловил я опять же на «Кастмастер», а дело было в 1984 году в начале мая на Благовещенском затоне, что находится во Владимирской области под Петушками. В этот день я безрезультатно протоптался на ерегах Клязьмы и заливных озер и в конце концов оказался на затоне. Здесь все складывалось столь же безрадостно, но вдруг на выходе одного из заливов я заметил один за другим три всплеска хищной рыбы. Это были даже не всплески, а просто буруны на поверхности с несколькими выпрыгивающими из воды уклейками вокруг, но именно так часто видятся всплески не совсем еще «проснувшегося» весной жереха. Жереха в этих местах я прежде ловил и потому нисколько не усомнился, что это был именно он. Я привязал «правильную» блесну и замер в ожидании очередного всплеска.

Не прошло и минуты, как хищник вновь о себе заявил. Я аккуратно забросил на всплеск и провел «Кастмастер» по прямой и в ускоренном темпе, как вообще привык это делать при охоте на жереха. Результата нет. Следующие десяток забросов — и на всплеск, и просто так — все то же самое. По опыту я знал, что весной жерех в таких местах, если уж бьет, то берет, и поймать его не очень сложно. Я заподозрил, что в чем-то ошибаюсь, и решил поменять технику проводки. Первая же остановка подмотки спровоцировала немедленную поклевку. Рыба, правда, не засеклась, но уже на следующем забросе я вытащил килограммовую щуку — опять же, она взяла «Кастмастер» в тот момент, когда он замер и начал планировать вниз. Тем же способом я поймал в течение десяти минут еще четыре щуки, после чего все кончилось. Либо я выловил всех, либо остальные разбежались…

Весна — не то время, когда вода подвержена сильному расслоению, и щука вышла к поверхности явно по какой-то другой причине. Глубина в том месте была более трех метров, щука не стала бы всякий раз бросаться на верховую рыбу из донного укрытия, как это бывает на меньших глубинах. И главное — она не реагировала на горизонтальную проводку, но яростно набрасывалась на блесну, ведомую «ступенькой».

Источник

Happy
Happy
0 %
Sad
Sad
0 %
Excited
Excited
0 %
Sleepy
Sleepy
0 %
Angry
Angry
0 %
Surprise
Surprise
0 %

Блог о рыбалке

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *